Экзистенциальная тревога

Философ Пауль Тиллих, утверждал, что тревога есть осознание угрозы нашему бытию. Он различал три вида тревоги: тревога судьбы и смерти, тревога пустоты и смыслоутраты и тревога вины и осуждения. Всё это формы экзистенциальной тревоги потому, что они присущи существованию как таковому.

Ученик Тиллиха, Ролло Мэй определял тревогу как «субъективное состояние личности, понимающей, что ее существование может быть разрушено, что она может превратиться в ничто».

Человек испытывает тревогу, когда осознает, что его существование или какие-то ценности, отождествляемые с ним, могут быть уничтожены.

В более поздней работе он выдвинул другое определение тревоги — как ощущения угрозы, направленной на важные для человека ценности. Тревога, писал Мэй, это «опасение, вызванное угрозой каким-то ценностям, которые человек считает важными для своего существования как личности».

Тревога может происходить как из осознания возможности нашего небытия, так и из угрозы неким жизненно важным ценностям. Она возникает и тогда, когда мы сталкиваемся с препятствиями на пути реализации своих планов и возможностей. Это сопротивление может стать причиной застоя и упадка, но оно же может стимулировать изменения и рост.

Мэй говорил, что свобода не может существовать без тревоги, также как и тревога не может существовать без осознания возможности свободы. Становясь более свободным, человек неизбежно испытывает тревогу.

Он выделял два вида тревоги нормальную и невротическую.

Нормальная тревога.

Расти и пересматривать свои ценности — значит испытывать нормальную или конструктивную тревогу.

Мэй определял нормальную тревогу как «пропорциональную угрозе, не вызывающую подавления, которой можно конструктивно противостоять на сознательном уровне».

По мере роста и развития индивида от младенчества до старости его ценности меняются, и каждый раз, поднимаясь на новую ступеньку, он испытывает нормальную тревогу.

Нормальная тревога приходит также в моменты, когда художник, ученый, философ внезапно достигают озарения, эйфория от которого сопровождается трепетом перед открывающимися в перспективе изменениями.

Нормальная тревога, испытываемая в периоды роста или непредсказуемых изменений, свойственна каждому человеку. Она может быть конструктивной, пока остается пропорциональной угрозе. В противном случае тревога превращается в болезненную, невротическую.

Невротическая тревога.

Мэй определял невротическую тревогу как «реакцию, непропорциональную угрозе, вызывающую подавление и другие формы внутрипсихических конфликтов и управляемую разнообразными формами блокирования действий и понимания».

Если нормальная тревога ощущается всегда, когда ценности подвергаются угрозе, то невротическая тревога посещает нас в том случае, если поставленные под сомнение ценности на деле являются догмами, отказ от которых лишит наше существование смысла. Необходимость сознания своей абсолютной правоты ограничивает личность настолько, что ее потребности в конечном счете сводятся к регулярному подтверждению незыблемости существующего порядка. Каков бы ни был этот порядок, он дает нам чувство иллюзорной безопасности, «приобретенной ценой отказа от свободного познания и нового роста».

Чувство тревоги возрастает, когда человек стоит перед проблемой реализации своих возможностей. В случае, когда он отрицает сами возможности, когда у него не получается правильно распознавать нужды близких ему людей или когда он пренебрегает своей зависимостью от окружающего мира, нарастает чувство вины.[6]

Конструктивная сторона тревоги получила дальнейшее раскрытие в теории экзистенциального выбора Сальваторе Мадди.

Мадди отмечает, что выборы, которые человек делает, это, в конечном счете, – выбор между двумя альтернативами: либо в пользу будущего либо прошлого. В будущем всегда присутствует неизвестность. Его нельзя предсказать, даже если человек что-то планирует. Это риск, с которым сопряжено любое действие. И устранить этот риск нельзя, как бы человек ни пытался, потому что нельзя предвидеть будущее.

Выбирая будущее, говорит Мадди, мы выбираем неизвестность. И в этом содержится неустранимый корень человеческой тревоги, потому что, выбирая направленность в будущее, человек тем самым принимает на себя тревогу.

Тревога – это своего рода эмоциональный аккомпанемент неустранимой неопределенности будущего. Альтернатива, по Мадди, – выбор прошлого, выбор неизменности. Если человек выбирает прошлое, возникает другой эмоциональный аккомпанемент: вина за упущенные возможности.

Однако эти два выбора не равноценны с точки зрения личностного развития. Выбор прошлого, что означает уход от осознания, не может привести к успеху, тогда как выбор будущего, выбор неизвестности и тревоги, сопровождающей эту ориентацию, создает определенный потенциал и перспективу для развития личности.

Похожие публикации:

Структура педагогических способностей
В структуре педагогических способностей и, соответственно, педагогической деятельности выделяются следующие компоненты: гностический, конструктивный, организаторский и коммуникативный. Гностический компонент — это система знаний и умений ...

Обработка результатов психологического исследования
Психологическое исследование направлено на изучение личности и психических качеств, происходящих в ней. А для этого требуется инструментарий, при помощи которого необходимо измерять, как изменились свойства и качества личности. Эти измере ...

Удовлетворённость браком и определяющие её факторы
Большинство специалистов определяют ее как внутреннюю субъективную оценку, отношение супругов к собственному браку. Наиболее полное определение именно удовлетворенности браком дает С.И. Голод: «Удовлетворенность браком, очевидно, складыва ...