Религия и мировоззрение

Страница 1

Женское начало, тем не менее, ассоциируемо народом с самой жизнью с ее неопределенностью и неопределимостью. То есть пренебрежение так называемыми женскими качествами (приписанными и предписанными женщинам в сложившемся типе культуры) есть пренебрежение жизнью. Таким образом, если «мужское» начало обожествляется, «женское» же расценивается как нечто недостойное, требующее постоянного силового контроля со стороны «божественного» «мужского» [2].

На мой взгляд, только условно верно заявление, что в христианской культуре Пресвятая Троица являет собой мужской знак и, несмотря на высказывания некоторых богословов о недопустимости перенесения половых категорий на Бога, присутствует маркированность Бога как мужского знака. Конечно же, автор прав, если это касается скорее практической реализации христианских идей. Христианству, в частности православию, свойственно женское начало с его всепрощением, несопротивлением и всепониманием. Все же существует взаимосвязь между типом мышления, склонным к определениям и определенностям, который преобладает в рационалистической культуре Нового времени, и унижением женщины, как будто действительно существует «общая связь между женственным и преступным», как писал О. Вейнингер [2]. И хотя в реальности «половой символизм» имеет, скорее, предписательное отношение к конкретным человеческим существам, тем не менее во многом именно он предопределяет не только социокультурную ситуацию (отводящую мужчинам доминирующее положение), но и способы взаимодействия человека с миром, ценностность различных методов познания (провозглашая одни из них «объективными», а другие нет).

Поскольку преобладающее большинство философов мира по полу являются мужчинами, они, сами того не замечая, инстинктивно создают теоретический образ человека на основе своей маскулинной модели, они не знают женского образа, им не приходится пребывать в роли женщины, и в этом состоит односторонность философских теорий и концепций человека, столь разных и распространенных в истории познания в разных странах и эпохах. Установка на аналитическое познание мира и есть установка на фрагментаризацию бытия — рассечение, расчленение, умерщвление. Нечто выделяется из мирового потока, затем эти фрагменты противопоставляются друг другу и вступают в состояние войны. По сути своей такой способ познания мира являет переход «от известного — к известному», позитивистский метод познания имеет явную гендерную окраску, а эмпирическая реальность обладает «женственными» качествами [2].

Полностью мое мнение совпадает с тем, что женофобия оборачивается страхом перед неизвестностью и им же порождается. Неизвестное допускается и терпится тогда, когда его можно познать, то есть привести женское в соответствие мужскому. Если рассмотреть взаимосвязь между андроцентризмом культуры (когда мужчина рассматривается как центр и норма, а женщина — как периферия и аномалия), с одной стороны, и страхом перед неизвестностью, то окажется, что в такой культуре присутствует ориентация на такой тип познания, когда «известное» поглощает «неизвестное» за счет отождествления его с собой. Так, М. Галина, разбирая различные виды страхов, проецируемых научно-фантастическим кинематографом, упоминает и о страхе перед оборотничеством, и о таком виде страха, как дисморфофобия. Но страх смерти не является присущим человеку всегда и во все времена. Хотя сейчас отвращение к смерти присуще не только атеистам, но и верующим христианам, ведь это все-таки нечто недолжное, — пишет автор [2]. Характеризуя отношение к смерти в матриархатных религиях, можно сказать, что смерть в этой картине мира является не чем-то окончательным, а только неким другим состоянием, которое приходит и уходит. Так что в мужецентрической культуре отношение к смерти является для сознания стрессогенным. В патриархатной культуре мужчина и женщина воспринимаются и описываются как жесткая оппозиция («мужественная» культура /«женственная» природа), оппозиционизм же актуализирует агрессию, только во взаимодействии и взаимосвязи можно найти гармонию. Некоторые исследователи при рассмотрении вопроса диалектики мужского и женского начал прибегают к понятию «эрос», диапазон которого грандиозен: от космических сил притяжения и отталкивания до тончайших вибраций душевной жизни и чувственности [4]. По «Теогонии» Гесиода, Эрос — из первейших сущностей-первобожеств, наряду с Хаосом и Эребом. Его функция — всесвязь элементов Бытия. В этом плане Эрос аналогичен Религии. Эрос и Религия — близкофункциональны и потому — соперничающи. Высокие религии (христианство, ислам, буддизм, иудаизм .) противостояли Эросу как животной Воле к Жизни, инстинктивной, «безусловному рефлексу» пола. Так как вообще без Женского и Материнского обойтись невозможно, то интеллектуальная и властная цензура отводила канал Эроса и Природы в служебность Мужскому. Получается, Эрос всеобъемлющ, женственен и безусловен, естественен, а Религия в самом общем направлена, мужественна и логична, цивилизационна и потому искусственна.

Страницы: 1 2

Похожие публикации:

Понятие карьеры
Карьера - это субъективно осознанные собственные суждения работника о своем трудовом будущем, ожидаемые пути самовыражения и удовлетворения трудом. Это поступательное продвижение по служебной лестнице, изменение навыков, способностей, ква ...

Характеристика стресса
Стресс – это необычная реакция организма на любое сильное воздействие. «С точки зрения стрессовой реакции, – писал Г.Селье, – не имеет значения, приятна или неприятна ситуация, с которой мы столкнулись. Имеет значение или интенсивность по ...

Место специальной психологии в системе наук
Являясь составляющей научного знания, специальная психология тесно взаимодействует с рядом смежных научных областей и использует их данные при разработке теории и практической реализации. Философскую и нравственно – этическую основу спе ...